Новости Великого Устюга из ВКонтакте


СМ
10.08.2019 12:23
МАСТЕРА ЗЕМЛИ РУССКОЙ ВЕЛИКОУСТЮГСКОЕ СЕРЕБРО


Первое упоминание о великоустюгской черни относится к 1683 г. Вершиной серебряного дела Устюга стало искусство нанесения на изделия черневого состава, позволяющего через игру света передать глубину и объём изображения.
Причиной появления промысла могло послужить ревностное стремление духовной власти к украшению приходских и монастырских храмов на столичный манер. Черневые изделия сначала в виде архиерейской ризничной принадлежности, затем казенной богослужебной утвари в наиболее обеспеченных церквах в небольшом количестве, но появляются в Сольвычегодске на рубеже XVII – XVIII вв. и в Устюге после 1682 г. В 1685 г. игумен яренского Спасского Сойгинского монастыря Варлаам получил указание устюжского владыки о заказе серебряной позолоченной чаши:
«какова построена у подьячего у Федора Пивоварова, которую он привозил на Устюг»; было велено и позолотить её так же и «построив, прислать».

В 1687 г. по заказу архиепископа Александра сын архимандрита сольвычегодского Введенского монастыря изготовил серебряную с чернью «чашку», серебряный гладкий ковшик и золоченую с финифтью чарку, о высылке которых в Москву сообщил архиерею домовый казначей иеромонах Павел. Отчитался перед владыкой и сам архимандрит Дионисий, о чем уведомил казначея:
«да послал к нему архиерею Божию отписку к Москве, а в отписке написано чаша серебряная с чернию весом сорок полпята золотника а зделана та чаша из его архиерейского ефимочного плавленого серебра а угорело в плавле семнатцат золотников с четвертью да ковш круглой девят золотников с полузолотником да чарка серебряная с финифтом...»

Из-за отсутствия отечественного сырья русские мастера, поначалу, использовали для работы высокопробные европейские монеты – «ефимки», азиатские «левки» (в размерах, определяемых государством), выжигу из парчи, мишуры, галунов, переливали старые ломаные и найденные в кладах изделия.
Серебряное мастерство Устюга, поднявшееся на большую высоту в результате развития собственных производительных сил, торгово-культурных связей, прежде всего с Москвой, уже в начале XVII в. выделялось среди прочих ремёсел.

Во второй четверти XVII в. в Устюге было уже более 20 серебряников; имена некоторых из них упоминаются в Таможенных книгах, т.е. продукция начинает вывозиться за пределы города. Из различных судебных исков (в частности, «о бое и грабеже»), описаний церквей можно составить представление об ассортименте. Это в большом количестве пуговицы – серебряные золочёные и «сканы в крушки образчатые с золотом», «втышные», «клинчаты» и пр.; женские украшения – серьги серебряные с камнями и жемчугом, кольца; мужские перстни; кресты – нательные, напрестольные; ризы, поля, цаты, гривны и привесы на иконы, священные сосуды и другие культовые предметы – сканые, гладкие, чеканные, «басемные», «резные» (обронные).
Влияние именно великоустюгской черни сказывается на всех художественных центрах Севера: Вологде, Вятке, Архангельске, а впоследствии и Сибири: Тобольске, Иркутске, Томске, Якутске. Пользуясь теми же производственными приёмами, что и мастера Великого Устюга, местные мастера вносили лишь свои особенности в тематику изображений и детали рисунка.
В XVIII в. черневое искусство в Великом Устюге достигло наибольшего расцвета. В Московском архиве сохранились документы, которые указывают, что в 1744 году в Москву был вызван из Великого Устюга мастер Михаил Климшин:
«для обучения оного мастерства московских жителей из купечества».

Великоустюгская чернь по серебру ценилась очень высоко. Изделия мастеров, которые изготавливались в XVIII в. имели разнообразные формы. Серебряные работы имели матовый тон с золотым или черневым рисунком. Процветанию черневого искусства также способствовало открытие фабрики братьев Поповых в 1762 г., которая просуществовала 15 лет.
Во второй половине XIX столетия чернь постепенно утрачивает высокий уровень уникального искусства. Продукция местных мастеров вытесняется с центральных рынков более простыми и дешёвыми черневыми изделиями столичных фирм. Художественное творчество медленно превращается в ремесло, а в начале XX в. северная чернь, по существу, прекращает своё существование. Секреты и профессиональные навыки сохраняются лишь у единичных мастеров Великого Устюга.

Возможно, устюжское чернение потеряло бы свое значение, если бы в 1933 году М. Чирков не основал в городе артель «Северная чернь». Первоначально в ней изготавливались подстаканники и ложки, украшенные простым цветочным орнаментом, но в 1936 году в артели сменилось руководство, и постепенно восстановились забытые традиции по производству черненого серебра. Спустя год русский промысел был награжден Большой Серебряной медалью и дипломом на всемирной выставке в Париже.

В XXI веке чернение по серебру по-прежнему наиболее развито в Великом Устюге. Мастера города используют наиболее древнюю из известных на сегодняшний день технологий по производству черненых изделий

94
2
18